Сальса в русском стиле

0
748
salsa

Ленка всегда любила танцевать. Во всем ее существе угадывалась эта страсть — в подпрыгивающей походке, активной мимике, озорном блеске глаз. Еще, помнится, в детском саду она мечтала стать балериной, о чем вдохновенно рассказывала нянечке Томе, пытавшейся накормить капризную воспитанницу остывшим супом. «Кушай лучше»,- приговаривала стокилограммовая румяная Тома, — «а то не будет сил плясать-то». «Ничего», — парировала бледная, похожая на недоваренную макаронину Ленка,- «балерины ведь все тоненькие». Однако в единственном в городе танцевальном ансамбле «Березка», куда Ленку привела за руку мама, уставшая от стенаний упрямицы, вынесли суровый вердикт — «Не годится! Не хватает гибкости».

Ну что ж, дочка не унывала и старалась плясать при любой возможности и под любую музыку. Грянули 90-е, а с ними и различные коммерческие школы танцев, куда требовалась не гибкость, а толщина кошелька. Но и тут Ленке не подфартило: успешные и обеспеченные прежде мама и папа не смогли благополучно вписаться в новую жизнь. Ленка усиленно училась, а танцами занималась дома, самостоятельно обучаясь по видеокассетам и мастеря себе наряды, поражая домашних то танцем живота в образе восточной царицы, то русским фольклором в широком сарафане.

Не отметить танцующую Ленку среди других было невозможно. В принципе, обычная и слегка сутулая, с фигурой девочки-подростка в танце она совершенно преображалась и становилась другой. Тонкая и звенящая, как натянутая струна, с длинными каштановыми кудрями и распахнутыми как у ребенка, синими глазами, она притягивала к себе взгляды не правильными движениями, а страстностью, с которой танцевала. Казалось, в каждом танце она проживала целую жизнь. Конечно, ее не мог не отметить Ларс среди других учениц их сальса-группы.

Сальса была Ленкиным коньком, ее увлечением с первого же занятия, которое, кстати говоря, было пробным, и куда ее притащила соседка — шведка, пытаясь спасти иностранную студентку от жестких приступов ностальгии. «Ты увидишь, это просто, главное обладать чувством ритма». С чувством ритма у Ленки все было в порядке и занятия пошли легко и весело. Она не была лучшей ученицей, но особенной — несомненно.
Ларс считал себя красавцем и хорошим танцором, поэтому он решил, что вот эта девушка, пожалуй, достойна стать его постоянной партнершей, а может быть и больше, кто знает.
После занятий Ленка была торжественно приглашена остаться на дополнительную репетицию вместе с лучшими учениками и инструкторами. Торжественность приглашения оказала свое влияние и Ленка осталась, ликуя. Она будет танцевать, будет лучшей. Воображение рисовало ей огромный зал зрителей, погруженный в полумрак, с пятнами света ярких прожекторов на блестящем паркете и ее, Ленку, в ярко-красном платье, с красной розой в волосах, в бешеном ритме сальсы, ведомую ее партнером. Она поглядела на Ларса — несомненно, он не латинос, а швед, но хорош, как скандинавский бог: высокий блондин, с холодными голубыми глазами и точеными чертами лица. Ленка зажмурилась. «Ну что с тобой такое»,- услышала он раздраженный голос Ларса, — «ты совсем не в ритме, путаешь повороты, старайся считать про себя». «Извини, я задумалась», — попыталась оправдаться Ленка. «Ничего, я надеюсь, у тебя получится, мы ведь теперь будет танцевать вместе?» — полувопросительно — полуутвердительно сказал Ларс. После репетиции он подвез Ленку до ее квартирки. «Ты знаешь, мне кажется, что нам нужно больше репетировать, так что может, завтра встретимся у меня?»
Ленка репетировала с Ларсом уже три месяца. Их танцевальный роман не обсуждал только ленивый, и они были красивой парой, по крайней мере, так считала она сама. Она даже стала крашеной блондинкой, чего с ней никогда прежде не приключалось, для того, чтобы соответствовать кавалеру. Ленка просто удивлялась, как много общего у них и самое главное — он разделяет ее любовь к танцам, а что может быть важнее? Их группа скоро должна была выступать в показательном концерте, куда были приглашены корреспонденты и фотограф из местной газетенки, и Ленка пропадала на репетициях все свое свободное время. Этот концерт имел для нее огромное значение — она снова видела перед собой зрительный зал и себя в красном платье, с розой в волосах, ведомую своим партнером в страстном танце. Ларс не разделял ее энтузиазма, и все чаще Ленка репетировала одна.
«это ТЕБЕ, а не мне надо больше работать над собой,- поучал ее Ларс,- ты еще очень и очень неуверенно танцуешь. Если честно, то понять не могу, как я мог так ошибиться в тебе, ты выглядела более-менее прилично, когда танцевала одна, но сейчас это никуда не годится. Мы будем выглядеть ужасно на выступлении, если ты не будешь больше репетировать».
«Но ведь в сальсе ведет партнер, мужчина, а женщина просто следует за ним» — отбивалась Ленка.
«Невозможно вести за собой бревно,- отрезал Ларс,- бревно приходится тащить. Будь добра отнесись к репетициям серьезно, мне нужно уехать, так что увидимся на генеральной репетиции выступления».
Ленка отнеслась к критике серьезно: днем ходила на лекции, вечерами пропадала в пустом зале и отрабатывала движения перед зеркальной стеной до упада, а ночами ревела так, что соседка пару раз заходила и спрашивала, все ли в порядке. Ленка кивала, но порядка в ее жизни не было — Ларс не звонил, и танцы не приносили былой радости.
До концерта оставалась неделя и Ленка решила не репетировать больше, а просто пойти на сальса-вечер в одно из местных кафе и посмотреть на других танцующих. Она села в уголок и заказала себе коктейль. « Ааа, будь что будет» -подумалось ей. Она чувствовала себя ужасно уставшей. И с чего она решила, что танцы — это ее? Вполне возможно, что у нее нет никаких способностей, не зря же в детстве ей об этом сказали. Зачем же было лезть туда, где она никогда не добьется успеха. И с Ларсом так вышло… Слезы закапали в «мохито» — Ленке было очень жалко себя.
«Что-то случилось? По-моему неподходящее место для слез… и неподходящий коктейль».
Ленка подняла глаза. Мужчина. Молодой. Со смешинками в глазах и внешностью испанца. Ей хотелось ответить в своем стиле- с юморком или сказать какую-нибудь колкость, но сил не было, и она просто всхлипнула.
«Может быть, лучше пойдем танцевать, а поплакать успеете всегда?»
Ленка всхлипнула еще громче, готовясь разреветься. « Я не умею танцевать, я ужасно танцую».
«А вот это бросьте» — отрезал незнакомец,- «видел вас в этом кафе много раз, вы просто великолепны, пойдемте танцевать». Ленка вытерла щеки тыльной стороной ладони. Танцевать так танцевать, посмотрим, помогли ли ее репетиции.
На танцполе произошло нечто странное — едва Ленка коснулась руки мужчины, как между ними будто искра пробежала и зажгла пол под ногами. Музыка, будто сама отбивала ритм и Ленке не приходилось вымученно считать его про себя. Она просто летела в танце, следовала за своим партнером и не понимала, выучила ли она эти движения и танцует сейчас на автопилоте, или это совсем новые движения, которые получаются сами собой. Музыка закончилась. Ленка остановилась, чувствуя, как гулко бьется сердце и слегка кружится голова. Со стороны столиков послышались аплодисменты. Посетителям кафе явно понравился их танец.
«Что это было?» — выдавила Ленка. «Сальса, я так думаю, а говорили , танцевать не умеете» — в глазах незнакомца все так же играли смешинки. «Видимо, умею, просто не пробовала» — к Ленке вернулось ее обычное расположение духа. «Ну что ж, тогда может еще один танец?» Ленка рассмеялась, кажется, что именно с ним она готова была танцевать всю жизнь.
Когда музыка затихла, и гости начали расходиться, Ленка и ее новый знакомый вышли на улицу. «Кажется, сейчас пойдет дождь, а последний автобус ушел» — вздохнула она. Уходить совсем не хотелось. «Ты знаешь, на набережной есть беседка с видом на море, где мы можем переждать дождь, а потом я провожу тебя домой».

-Не против, если я хотя бы узнаю как тебя зовут.

— Да действительно, комично получилось,- усмехнулся «испанец»,- у меня сложное русское имя Дмитрий». «Как русское?»- Ленка изумленно уставилась на него,-           «разве ты не латинос?» последнюю фразу она произнесла по-русски. « А ты… разве не шведка?» Последовавший за этим оглушительный хохот перекрыл шум ливня. «Ну, все просто — ты похож на испанца, жгучий брюнет». «А ты блондинка с голубыми глазами, и хорошо говоришь по-шведски, мне и в голову не пришло начать с тобой говорить по-русски». « Открою тебе одну тайну,- я НЕ блондинка, это не натуральный цвет». « Хорошо, тогда и я тебе открою свою тайну,- я НЕ умею танцевать сальсу и все, что было сегодня вечером,- чистой воды импровизация. Сальса в русском стиле. Просто я увидел тебя как-то в этом кафе, так, зашел выпить кофе после работы, а потом уже приходил, только чтобы посмотреть на тебя. С тобой танцевал такой длинный белесый парень, и мне казалось, что он как робот, а ты не такая, ты живая. Я тогда еще не осознавал, что танцую,просто повторял движения, но теперь я точно знаю, что хочу учиться танцевать сальсу». « Я научу тебя»- твердо пообещала Ленка. И сама не замечая того, начала рассказывать о своей мечте, красном платье, розе в волосах и полном зале зрителей. Беседа с ним была такой же легкой и свободной, как и танец, и Ленка мимоходом подумала, что к красному платью ,скорее всего, больше подойдет ее прежний цвет волос.
Ларс смотрел на Ленку и не мог оторвать глаз от нее, в то же время силясь понять, что она такое говорит. Поменяла партнера? За неделю до выступления? С кем же будет танцевать он, Ларс, и как вообще такое возможно. Как ей идет этот темный цвет волос и почему он раньше не замечал. Инструкторы одобрили? Нет, он ничего не понимает, этого не может быть. Какой еще новый партнер? Где она его нашла и когда?
Ленка быстро объясняла Ларсу, что выступать она будет не с ним и поглядывала на часы. Боже, почему ему так долго все надо объяснять, почему он не понимает ее с полуслова и как она раньше не замечала, что него такие блеклые глаза с белесыми ресницами? Хотя , впрочем, какая разница, у нее так мало времени, до генеральной репетиции остается один день, а ей нужно успеть забрать из магазина красное платье.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here