«ОСОБЫЙ СЛУЧАЙ» ВЕРЫ МИЛЛЕР-ЛЕБЕДЕВОЙ В ИСТОРИИ РУМЫНСКОЙ НАУКИ

0
212

«Основной чертой интеллектуальной элиты является мужественность»
Неизвестный автор


Имя нашей новой героини звучит по особенному значительно в сегодняшнее странное время, время перемен и, порой, неуверенности в их позитивной природе – Вера, так просто, так кратко, так твердо.

ВЕРА МИЛЛЕР-ЛЕБЕДЕВА

История румынской математической примы Веры Евгеньевны Миллер-Лебедевой / Myller–Lebedev (1880—1970), первой в истории Румынии женщины, получившей статус профессора и привилегию преподавать в высшем учебном заведении – история бескровная (в буквальном смысле слова), скорее даже тихая, по сравнению со многими драматическими сюжетами русского исхода начала прошлого столетия. Это история эмиграции любви, вдохновившая и эмиграцию идей. Однако попутно она приобрела и иные, нежели только романтические, интонации, подняв и весьма острые вопросы – о гендерном равноправии, о женском начале в сфере математических открытий, об отношении к инакомыслию и национальным противоречиям. Наконец, страницы жизни нашей героини это интеллектуальная и культурная история Румынии — рождения ее национальной математической школы, периодов падения и процветания интереснейшего культурного центра в восточной Европе – города Яссы.
….Румыния, Яссы, 1912 год. На кафедре факультета наук Ясского университета обсуждается беспрецедентный вопрос – назначение на профессорскую должность … женщины. Это совершенно неслыханное событие для многих из присутствующих, а значит, вопрос обсуждался весьма эмоционально, с использованием массы отрицательных доводов. И все же вопрос был поставлен – была и другая часть присутствующих ученых мужей, которая смотрела на этот факт позитивно, считая это знаком приближения румынского общества, румынской науки, в частности математики, к уровню более продвинутой Европы…
Какие ассоциации, уважаемый читатель, возникают у вас в связи с Румынией?… Помимо пресловутой легенды о Дракуле, скорее всего, это будут рассуждения об относительной молодости в историческом аспекте румынского государства, его небольших и часто менявшихся границах, о его, хоть и не длинном, весьма противоречивом историческом пути в XIX-XX веках. В общественном сознании чаще всего всплывают тиражируемые факты неоднозначной роли румынского государства в ходе последних мировых войн XX века, масштабное гонение еврейского населения (именно чудесный город Яссы сыграл в этом вопросе одну из самых трагических ролей, став сценой известного Ясского еврейского погрома в начале Второй Мировой войны). Одновременно, мы прочно связываем эту страну с ее культурными традициями и наследием — бесподобной барочной архитектурой, уникальными природными комплексами, богатейшими религиозными памятниками культуры, национальной кухней. К сожалению, в румынской портретной галерее узнаваемых лиц чаще всего мелькают политические, общественные или военные деятели, возможно, в чуть более выгодном положении находятся спортсмены и деятели искусств, и ничтожно мало обыватель знает об ученых или изобретателях румынского происхождения. Между тем, имена румын связаны, в том числе, с пред-открытием инсулина (Николае Паулеску 1869-1931), с исследованием Антарктиды и зачинанием биоспелеологии (Эмиль Раковицэ 1868-1947), с созданием первого автомобиля, построенного с учетом требований аэродинамики (Аурел Персу 1890-1977) или, например, с изобретением первой перьевой ручки (Петраке Поенару 1799-1895).


Спешу вас удивить и добавить еще одну существенную характеристику — сегодня математическое крыло румынской науки считается величиной мирового уровня. Эволюция высшего математического образования в Румынии пережила раннее влияние французской и немецкой школ (именно там получали образование первые представители румынской математической элиты), а позднее и советской научной школы, которая, с одной стороны, политически ограничивала связи с западными институтами, с другой же стороны, предоставляла румынским математикам доступ к собственным исследованиям, персонам и учебникам высокого научного уровня. С третьей стороны, в Румынии методично формировались собственные уникальные научные традиции и академическое сообщество.
Страна подарила мировой науке не одно имя, прославившее свое отечество основополагающими открытиями в области алгебры, геометрии, механики, демонстрируя и сегодня прочные связи в румынском математическом образовании, серьезную научную школу со своим лицом, сформировавшиеся за прошедшее столетие. У этих истоков стояла, в том числе и наша героиня.

К городу Яссы это имеет также самое непосредственное отношение. Для румын Яссы являются культурной столицей страны, по аналогии с Санкт-Петербургом для России. Именно здесь был рожден первый Университет. Именно здесь создавалась колыбель будущего национального «математического оазиса», как называют теперь современные студенты Ясского университета свою знаменитую математическую библиотеку, одну из самых богатых в мире по количеству и качеству фондообразования. Имя девушки, стоящей перед научными мужами Ясского университета в 1912 году, и имя женщины, стоявшей у истоков собрания всемирно известной Ясской математической библиотеки и не менее известной Ясской математической школы, одно и то же, русское – Вера Миллер-Лебедева.

Вера росла в семье врачей Евгения и Ольги Лебедевых. Известно, что среднюю школу она закончила в Великом Новгороде, а далее поступила на Бестужевские курсы в Санкт-Петербурге. Начало неординарного жизненного пути, безусловно, началось с выбора  менее популярного среди  девушек физико-химического факультета, а продолжилось в Германии, куда она отправилась на обучение, оказавшись под покровительством одного из великих ученых-математиков своего времени Дэвида Гилборта. Будучи дочерью доктора медицины, в свои 26 лет Вера также уже могла похвастаться докторской степенью, с той разницей, что сфера ее интересов лежала в менее очевидной для барышни области знания – в 1906 году Вера стала доктором математики, защитив диссертацию в Геттингене (Германия). Но самое интересное было все-таки впереди.

Вера приехала в Германию в 23 года и  приняла решение изучать высшую математику. Она вспоминала: «Математика понравилась мне с той поры, как я начала учиться арифметике; в течение всей средней школы я не встречала затруднений в её понимании». Отец сделал все возможное для дальнейшего образования дочери, поддержав этот проект финансово, хотя и не обладая очень высоким достатком. Стоит сказать несколько слов о немецком наставнике Веры Лебедевой, человеке столь прославленном в математической науке, сколь и неординарном как личность.

Дэвид Гилборт

Дэвид Гилборт был знаменит геометрическими теоремами, своей рассеянностью и высокими моральными принципами. Одновременно с успешным научным продвижением Гилборт  как бы и не замечал его, будучи погружен в себя и в свое особое внутреннее восприятие мира. Известен случай, например, когда ученый, покинув принимаемых в его доме гостей всего лишь на 5 минут, чтобы переодеть рубашку, так и не вернулся к ним – жена застала его уже спящим в своей кровати. Дело было в том, что у него была обычная привычка снимать рубашку, остальную одежду и ложиться спать. В то же время, такая бытовая рассеянность не повлияла на  гилбертовское чувство справедливости и чести. Он отказался от должности в мрачные 30-ые, когда еврейская часть преподавателей была шаг за шагом  вытеснена из его альма-матер. Воспоминания об ученом хранят пример его прямоты и смелости. На одном из банкетов новый министр образования Бернхард Руст спросил математика: «Неужели математический институт так сильно пострадал из-за отъезда евреев?». Гильберт прямо и гневно ответил: «Пострадал?! Да, его больше не существует!».

Вера защитила под руководством Д. Гилберта диссертацию «Теория интегральных уравнений», содержавшую первый известный пример сингулярного интегрального уравнения. Для знатоков математики добавлю, что она первой ввела особые интегральные уравнения, применив их к многочленам Чебышева-Эрмита и Чебышева-Лаггера.

Германия одарила молодую талантливую девушку сполна – помимо научных успехов, именно там, в Геттингенском университете, ей была уготована и встреча с любимым человеком. Уже летом 1907 года она выходит замуж за Александра Миллера (Alexander Myller; 1879 — 1965), также математика, с которым она строит совместную жизнь уже на его родине, в Румынии.
Не смотря на то, что история нашей героини – скорее пример сопротивления патриархату в научном мире начала прошлого века, надо прямо сказать, что Вере Евгеньевне повезло в жизни на судьбоносные встречи с яркими мужскими личностями. Они во многом определили ее жизненные стратегии, начиная с влиятельного участия отца в ее обучении, что, в свою очередь, привело к встрече с Учителем с большой буквы, и, наконец, в ореоле Гилбертовского, близкого ей по духу сообщества — знакомство с человеком, чье имя высечено золотыми буквами в истории румынской науки, и кто, одновременно, оставался соратником и другом Вере Евгеньевне до самого конца.


Такую эмигрантскую траекторию мы встречали уже не раз в женских историях прошлого – богатое духовно русское начало, обрамленное, как драгоценный камень в оправу, зарубежным образованием, перекачивавшее в иную страну проживания и обогатившее ее в итоге, нередко принимая форму ее национального достояния.
Александр Миллер

Александр Миллер стал не просто мужем для Веры Лебедевой. Всемирно известный ученый и выдающийся профессор университета в Яссах, Миллер родился и вырос в Бухаресте (в 2019 году исполнилось 140 лет со дня его рождения). После окончания отделения математики факультета наук, в 1902 году он уехал на специализацию в Берлин и далее в Геттинген. Как и Вера, он совершенствовался здесь под руководством Дэвида Гильберта, как и Вера, он получил здесь докторскую степень.
Интересно, что и тема Александра была связана с интегральными уравнениями, как и у Веры, в которой Миллер также впервые выделил одну из характеристик этого типа уравнений — закрученные симметричные ядра. Кажется очевидным теперь, что его знакомство в Геттингеме с Верой Лебедевой и их зародившиеся чувства были просто неизбежны. Рождался союз не только мужчины и женщины, но и двух единомышленников, деловых партнеров, наконец, двух ярких математиков. Вера обратилась к алгебре, Александр же был богом в геометрии: «Мой дух был геометрическим, он был очарован разнообразием и красотой фигур. В математике я был скорее художником, чем философом». Однако формулы их научных карьер были весьма различны. Александр стал основателем геометрической школы в Яссах, автором новых ее концепций («сети Миллера», «конкуренция в смысле Myller-Levi Civitta»). Вполне закономерно он стал профессором аналитической геометрии в Ясском университете (1910-1947 г.г.). Особая заслуга Миллера — он закладывает основы современного математического образования в Румынии путем создания знаменитой специализированной библиотеки. Так появляется первая румынская школа математики, известная как «Математическая семинария в Яссах», — начало изучения истории румынской и универсальной математики, введение бесплатных специализированных курсов, проведение оригинальных исследований, создание специализированного учебного корпуса, привлечение талантливых студентов и признанных авторитетов от математической науки. В историю науки Румынии Александр Миллер вошел еще и как мастер искусства общения со студентами. Впервые в стране он применил эвристический метод в преподавании математики на университетском уровне. Его уроки были настоящими моментами творчества, когда учитель руководил учениками, чтобы вместе открыть истину: «…он делился знанием с несколькими поколениями студентов, с любовью и щедростью…». За его исключительные заслуги Румынская академия избрала его полноправным членом в 1938 году, а в 1959 году Университет Гумбольда в Берлине присвоил ему звание «Доктор Honoris Causa» за особые усилия в создании самостоятельной румынской школы математики. Он получил многочисленные награды от румынского государства, а университет Яссы назвал его именем один из своих научных залов. Он опубликовал более 80 научных работ в области интегральных уравнений, дифференциальной геометрии и истории математики. «Когда я был назначен профессором…в 1910 году, я понял, что роль кафедры математики не должна сводиться к тому, чтобы всего лишь обучать определенное количество учителей старших классов», — написал он в «Истории математической семинарии Университета Яссы». Пришло время начать ток оригинального научного творчества». Для достижения этой цели, которая становится целью его жизни, Миллер начал строить материальную базу для проведения оригинальных математических исследований, а именно библиотеку Математической семинарии и основание центра научных исследований. «Без библиотеки нельзя заниматься наукой», — писал математик.

К середине 40-х годов Миллерская библиотека стала одной из крупнейших математических библиотек Юго-Востока Европы. В настоящее время она содержит более 62000 книг и специализированных журналов, микрофильмов и фотокопий. «Математическая семинария» имеет научные связи и соглашения об обмене журналами с 276 партнерами в 41 стране.

Одна из задач нашей статьи – добавить к этому замечательному послужному списку Александра Миллера принципиальное словосочетание – «вместе с женой».

Вера Евгеньевна Лебедева-Миллер в равной с супругом мере стала зачинателем и просветителем в деле румынской национальной математической школы, будучи постоянным близким по духу и по уровню научного вклада соратником и партнером Александра Миллера, хотя упоминаний об этом, и в румынской, и в русскоязычной литературе, мы встречаем несоразмерно меньше.

Первоначально семья Миллер поселилась в Бухаресте, где ее муж был старшим преподавателем алгебры на университетском факультете наук. Для Веры Евгеньевны это был период адаптации и изучения румынского языка. 1910 год принес значительные изменения в семейную жизнь. Супруги Миллер переехали в Яссы, где Вера стала преподавателем в том же Ясском университете. Уже через 2 года появился первый математический семинар, и было положено начало библиотеке – детище обоих супругов Миллер.

В отличие от уже достигнутых успехов в Германии, шансов в росте на научной и должностной стезе в Румынии у Веры Евгеньевны не было никаких. Гражданский и политический статусы женщины (достижение гендерного равенства и участие женщин в выборах) в Румынии — одна из самых острых дискуссий в стране конца XIX-начала XX веков, вплоть до 1938 года. Румынская Конституция 1866 года закрепляла неравенство между мужчинами и женщинами. Замужняя женщина имела тот же статус, что и несовершеннолетние или психически больные люди (замужняя женщина не могла управлять своей собственностью, не могла инициировать судебное разбирательство без согласия мужа, процедура обязательного установления отцовства ребенка была отменена). Женщины работали на более низкой должности, чем мужчины, хотя они имели равное образование, но более низкую заработную плату. Более того, женщины из новых провинций, объединившихся с Румынией в 1918 году и находившихся под властью Австро-Венгрии (Трансильвании и Буковины) или Российской империи (в случае Бессарабии), также утратили те права, которыми они пользовались там ранее. До 1938 года любой доступ женщин к государственным функциям считался «административной терпимостью» со стороны государства. В румынской системе университетов также не было закона, прямо предусматривающего доступ женщин к преподавательским должностям.
Учителей-женщин было очень мало и даже это дискутировалось. Порядок был таков на тот момент – ректоры университетов в Румынии голосовали в сенате страны, соответственно преподавательский состав, профессора учебных заведений, из которых выбирались ректоры, были в подавляющем большинстве мужского пола, так как только мужчины в стране обладали избирательным правом. Профессор университета – потенциальный избиратель. В Университете г. Яссы до назначения Веры Миллер работало несколько женщин, но на должностях, ниже преподавательских. Возвышение женщины в иерархии румынской университетской системы, полностью мужской, казалось, подрывало притязания мужчин на интеллектуальную неполноценность женщин. Вера Миллер уже несколько лет работала в Яссах на факультете наук. Она уже обрела популярность среди студентов как талантливый и искусный лектор, она печаталась в немецкой и французской академической прессе, развивала со своим супругом библиотечный проект, поддерживала женские гражданские инициативы. В 1912 году, после смерти руководителя кафедры функциональной теории, место стало вакантным и у Веры были все основания подать заявку. Но случай Веры Лебедевой- Миллер наткнулся на все острые углы румынской действительности — проблема отбора академической элиты сталкивалась с проблемой гражданских и политических прав женщины, приняв конституционный характер и выйдя за стены университета. Тем не менее, совет факультета науки решил поддержать назначение Веры Миллер в качестве полноправного профессора на эту должность – он был созван по предложению, подписанным 11 профессорами факультета, которые выступали за назначение Лебедевой. Таким образом, на заседании 21 марта 1916 г. совет университета встретился с советом факультета наук.
Ректор ознакомился с докладом, освещающим достоинства кандидата, «высоко ценящегося в международном научном мире». Появился и второй кандидат на должность, мужского пола, намеривавшийся получить назначение по старинке – провести конкурс по формальным критериям (пол, национальность, членство в партии). Такой негласно культивируемый подбор кадров помогал многим избежать конкуренции и приводил к росту «бесплодных преподавателей». Однако в Министерстве народного образования все же считали, что в основе набора преподавателей должны были быть их научные заслуги. Сторонники Веры Миллер из числа левых профессоров так же делали упор на то, что такое назначение будет способствовать соблюдению принципа справедливости: «открыть широкие ворота для женщины во всех отраслях деятельности».
В этом контексте упоминались случаи и Софьи Ковалевской из Стокгольмского университета, и профессора Марии Кюри из Парижского университета, утверждая, что «в научной сфере качественной разницы между мужчинами и женщинами нет», что Румыния должна присоединиться к более прогрессивным в этом вопросе странам. Самым весомым доводом «против» было заключение о том, что Конституция не предполагала права голоса у женщин. Ответное возражение – кандидат может указать, что он отказывается от этого права. При окончательном голосовании ректор Ясского университета выступил против рекомендации Веры Миллер. Остальные девять членов совета проголосовали «За». Ректор был вынужден предоставить результаты голосования в Министерство образования на утверждение, но Министерство отказывалось давать «добро», аж, до 1918 года. Ситуация изменится с избранием нового декана факультета наук — сторонника Веры Миллер и феминистских идей. Министерство оказалось под постоянным и сильным давлением в виде регулярных университетских и общественных петиций: «…Бесполезно принимать другие законы, если нынешние законы не применяются». Процесс поддержали и ассоциации за эмансипацию женщин, проводившие в 1918 году мощную кампанию в поддержку их доступа к политическим правам. Случай Веры послужил стимулом для феминистского движения, в центре которого была «идея непослушания, идея равенства». 2 мая 1918 года Министр образования отдает приказ о новом рассмотрении «этого особого случая». Проблему делегировали юристам. Новая комиссия называла рассматриваемый случай не иначе, как «чувствительный» и призывала все стороны «к единодушию в нем». Менялись правительства, министры, юристы, комиссии, адвокаты…
Между тем, 14 ноября 1918 года был принят и новый закон о выборах, вызвавший сильное разочарование, снова предоставив избирательные права только мужчинам. Поразительно, но буквально через два дня после того, как закон о выборах лишил женщин доступа к политическим правам, 16 ноября 1918 года, консенсус в  деле был достигнут в следующей формулировке: « Тот факт, что в законе не упоминается право женщины претендовать на должность университетского профессора, не означает запрещения такой возможности». Пикантность ситуации заключалась, однако, в том, что, получив такое назначение, «женщина получает право, которого у нее все равно нет…тем не менее, это право (избирательное) не является условием другого права, профессии». Став полноправным профессором в университете, Вера Миллер должна была присутствовать на заседаниях университетских колледжей, но не могла быть вызвана на собрания, на которых ректор университета будет голосовать в парламенте Румынии. Выбранное решение было единственно
возможным на тот момент. Министерство не хотело инициировать новые дискуссии, делая акцент на условности назначения первой женщины на должность профессора университета. Румынское государство не могло принять назначение Веры Миллер с полными правами — это было бы поспешным решением по вопросу избирательных прав женщин.
Случай сразу стал прецедентом. Феминистские круги, однако, были недовольны – они определили назначение Веры Евгеньевны как «уступку мужчин», ««принятие по соседству»: «…завтра другие женщины будут ограничены по той же причине, путем ограничительного толкования текстов». Таким образом, назначение Веры Миллер 16 ноября 1918 года (через два года после ее рекомендации и последовательных отсрочек) стало «жестом благодарности» румынского государства и сигналом для гражданского общества, заострив внимание современников на вопросе о гражданских и политических правах женщин в стране. Совсем скоро, в 1923 году новая румынская Конституция провозгласила полное равенство полов, в 1932 году было принято положение о гражданской дееспособности замужней женщины, полные же избирательные права были гарантированы женщинам в 1938 году.
Указ о назначении Веры Миллер на кафедру высшей алгебры и теории функций был подписан самим королем Фердинандом I. Таким образом, она стала первой и единственной – русской – женщиной — университетским профессором в Румынии, оставаясь на этой должности до ее выхода на пенсию в 1948 году.
Большая часть работ Веры Миллер была сосредоточена на математическом анализе и теории чисел, дифференциальных уравнениях и теории функций. Ее идеально систематизированные лекции по алгебре стали первой подобной работой в Румынии, за которую она получила Государственную премию в 1953 году. Главные научные результаты Веры Евгеньевны Миллер-Лебедевой упоминаются в немецкой и французской Энциклопедиях математических наук.
Несмотря на своеобразную вынужденную известность, о политической или гражданской активности Веры Миллер известно не много. В первые годы в Яссах она входила в руководящий комитет Ассоциации гражданского и политического освобождения румынских женщин, которая была организована в июле 1918 года. Однако она не была замечена в этом феминистском кругу, будучи, по отдельным воспоминаниям, довольно сдержанным человеком. Более того, за два года существования Бюллетеня Ассоциации она опубликовала только одну статью. Статус иностранца также заставлял Веру Евгеньевну сдерживаться в активном проявлении своего политического мнения. Миллер больше интересовалась академической эмансипацией, которая по определению является индивидуальной. Она избегала участвовать в дебатах о равенстве полов, которые обычно изначально базировались на оправдании психологической и интеллектуальной неполноценности женщин в сравнении с мужчинами — ее личный интеллектуальный путь был настолько значительным, что бессмысленно было даже начинать рассуждать о превосходстве мужчин в ее присутствии. Интересно, что именно «благоразумие и не активизм» отмечали в портрете Веры окружающие ее приверженцы феминистского движения.
Все ее лекции были интересными и понятными, как и печатные курсы. Одна из учениц Веры Евгеньевны признавалась, что у всех, кто слушал Лебедеву-Миллер, складывалось впечатление, что они «участвуют, наравне с великими творцами, в судьбоносных открытиях и математическом прогрессе».
В архивных документах Лебедевой-Миллер присутствуют примеры ее великодушия и человеческого участия в судьбах других. Так, в одном из писем на имя ректора Ясского университета Т. Брату, Вера Евгеньевна хлопочет перед ним за свою бывшую помощницу, оказавшуюся фигурально «на обочине дороги», уехав из Румынии, пытаясь устроиться в Чехии и оказавшись «под венграми»: «Дорогой мистер Брату, … я знаю только вас, кто мог бы ей помочь и поддержать ее запрос двумя словами, и, пожалуйста, сделайте это. Она — несчастное существо…».

В «Доме Миллеров» в течение нескольких десятилетий собирались интеллектуалы и студенты. Чета Миллер осталась в памяти знавших их как «великие учёные, прекрасные и скромные лица, несущие глубокие знания не только в математике, но и в человеческой мысли, чуткие к искусству, науке и общественной жизни страны».

Могила Александра Миллера в городе Яссы — часть исторического и культурного наследия города и страны. Румынским обществом исторических исследований она была включена в Проект «Вечность 143» — 143 года истории, 143 портрета национальных деятелей. Есть ли там имя Веры?… Ее имя носит одна из благотворительных ассоциаций Румынии под девизом «Если бы люди перестали помогать друг другу, они бы исчезли с лица земли».

Её же именем, Веры, без сомнения освящены и все современные успехи и достижения женщин-ученых в стенах Ясского университета, по-прежнему одного и ведущих высших учебных заведений Румынии.

 

Наследие, которое мы не должны потерять.

Статью подготовила Наталья Масоликова.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here