1
791

Последствия реформы орфографии 1918 года.

Реформа русской орфографии 1918 года стала логичным и бесповоротным итогом революционной теории о сломе всего старого и рождении нового истинно народного. Однако стоит отметить, что длительные научные дискуссии по поводу возможной реформы русского языка велись задолго до событий 1918 года. Сохранилось предание, что Николай I  обдумывал, не стоит ли упразднить букву «ять», но был остановлен замечанием одного из первых профессиональных литераторов своего времени Николаем Гречем, ответившим на его вопрос о назначении этой буквы: «Это знак отличия грамотных от неграмотных».1  Следующую волну дискуссий следует отнести к 1905-1907 годам, то есть периоду зарождения первой революционной волны ХХ века в России. Проект реформы орфографии 1911 года, выработанный Императорской Академией, был законсервирован высочайшим повелением Николая II. Таким образом буква «ять» осталась на время «кошмаром» российских школьников, видимо из-за трудности усвоения длинного списка слов, и появилась поговорка «выучить на ять».2

По словам Ивана Ильина — русского философа, писателя  и публициста, те, кто затевал реформу, отличались формальным, недуховным мышлением, но были чрезвычайно активны и напористы: «была энергичная группа формалистов, толковавших правописание, как нечто условное, относительное, беспочвенное, механическое, почти произвольное, не связанное ни со смыслом, ни с художественностью, ни даже с историей языка и народа» (Из статьи «Заключительное слово о русском национальном правописании»).3

Большинством отечественных специалистов-лингвистов реформа правописания не была поддержана, более того, решительно отвергалась. Кажущиеся упрощения, касающиеся отмены реформой букв «ять», «фита», «ижица», десятиричное (i) и, а также изменения, касающиеся прилагательных, причастий и местоимений больно ударили по тонкому, органичному, создаваемому веками, организму русской грамматики. 

По мнению критиков реформы, И десятиричное — буква i с точкой, обозначавшая в русском дореволюционном алфавите гласную «И», восходившая по своему начертанию к букве I (Ï, I) и имевшая одинаковое цифровое значение 10. Исчезла она из алфавита в результате реформы только из-за якобы сильного сходства с «i» — из западноевропейского алфавита. Хотя искусственное разграничение и употребление букв «и» и «i» установилось в русском письме уже с 15 века. Определялось оно орфографическим правилом, по которому буква «i» писалась перед гласными («зiять»,«iюнь» и др.), перед «й» («синiй») и в слове «мip» (вселенная) с производными от него «всемipный», «мipoвой», «мipянинъ» (в отличие от «мир» — отсутствие войны, вражды, ссоры).4 После реформы русской орфографии 1918 вместо буквы «i» во всех случаях стала писаться буква «и». Если замена буквы «фита» на современную «Ф», не принесло разрушительного влияния, а буква «ижица» и так употреблялась только в единственном случае с написанием церковного слова «миро», то упразднение букв «i» и «ять» нанесло определённый ущерб удобочитаемости текста на русском языке: — две эти буквы были одними из немногих букв, графически разбивающих монотонность строки.

С упразднением Ѣ стали омонимами многие слова от разных корней с Е и Ѣ: ѣсть («принимать пищу») и есть (ед. ч. 3-е лицо глагола «быть»), лечу (по воздуху)и лѣчу (людей), синѣ́е и си́неевѣ́дѣніе и веде́ніе, и т. п.; частично эти совпадения компенсируются расстановкой (при необходимости) ударений и точек над Ё: всѣ «все» — все «всё».5

Напомним, что благодаря «ять» в древнерусском языке, как и в церковнославянском, все слоги на конце слов были открытыми, последние согласные произносились четко, сохранялась историческая певучесть нашего языка. После реформы слова словно сбивались в кучу, редуцировались, согласные на конце слов стали глухими их стали произноситься наспех.

Реакция писателей и лингвистов на реформу была просто оглушительной.  Марина Цветаева, отказывалась публиковать своё творчество в новой орфографии, и настаивала, что «слышит» дифтонгическую природу «ять». Неоднократно утверждала, что вывод из употребления буквы «ять» разрушит экстралингвистический смысл, соответствующие ассоциации у читателя. С возмущением восставал против реформированной орфографии русский писатель Иван Бунин в «Окаянных днях» – автобиографическом произведении, оформленном в виде дневниковых заметок он писал: «По приказу самого Архангела Михаила никогда не приму большевистского правописания. Уж хотя бы по одному тому, что никогда человеческая рука не писала ничего подобного тому, что пишется теперь по этому правописанию». Находясь в эмиграции, Бунин соглашался писать статьи в русские журналы, выходящие в Германии, только в том случае, если редакция придерживалась старой орфографии.6  Среди противников реформы Александр Блок, Михаил Пришвин, Вячеслав Иванов, Марк Алданов, Иван Шмелев, будущий советский академик Д.С. Лихачев. Академик П.Б. Струве называл новую реформу не иначе как «гнусной».7 Сам Иван Ильин новое правописание наименовал «кривописанием», а на довод, что реформа облегчит и упростит язык остроумно откликнулся: «Очень зыбок и неубедителен сам по себе довод о преимуществах облегчения и упрощения языка. Это наглядный пример того, когда «проще» и «легче» означает хуже, грубее, примитивнее, неразвитее, бессмысленнее, или, попросту, – слепое варварство. Пустыня проще леса и города; не опустошить ли нам нашу страну? Мычать коровой гораздо легче, чем писать стихи Пушкина или произносить речи Цицерона; не огласить ли нам российские стогна коровьим мычанием? Для многих порок легче добродетели и сквернословие легче красноречия… Вообще проще не быть, чем быть. Кривописание не легче и не проще, а бессмысленнее» (из статьи «Заключительное слово о русском национальном правописании»).8

С введением нового правописания превратились в бессмыслицу многие выражения, поговорки, пословицы, крылатые фразы.
Как пример «кривописания» новой реформы, Иван Ильин приводит выражение: «
пока у нас еще есть, что есть», или «я люблю её собаку» (в старой орфографии было бы: «я люблю ея собаку», то есть собаку женщины, а не женщину-собаку, как следует понимать буквально из кривописания).

Среди представителей эмиграции создавались свои комиссии, которые обсуждали орфографическую реформу.  Эмигрантские издания в подавляющем большинстве печатались по-старому вплоть до Второй мировой войны, а небольшая часть их сохраняет дореформенную орфографию и после неё, вплоть до конца XX века. В итоге новое правописание, несмотря на протесты половины, участвовавших в дискуссиях, оказалось в более выгодном положении, так как за ним стоял авторитет Академии Наук (бывшей еще «Императорской» при обсуждении реформы). До настоящего времени старое письмо сохраняется только в изданиях Свято-Троицкого монастыря в Нью-Йорке.9

В наше время остаётся всё меньше сторонников возврата к старой русской орфографии хотя все громче раздаётся голос филологов, лингвистов, ревнителей русского языка о катастрофическом положении нашего нынешнего правописания которое было насильственно введено в употребление большевиками в России в декабре 1918 года. Из-за того, что орфография непосредственно связана с письменностью, именно письменность оказывает основное влияние при формировании принципа построения орфографии языка, который не диктуется языком. Для языков, где письменность древняя и никогда (либо очень давно) не проходила реформу, можно говорить о том, что письмо отражает старое состояние языка и отстало от жизни (напр., английский язык). Хотя почему-то ни французы, ни англичане не торопятся проводить никаких языковых реформ для упрощения своей исторически сложившейся орфографии. Благодаря чему современники могут читать труды Шекспира и Байрона, Дюма и Пруста в оригинале. Носители русского языка не имеют возможности читать Пушкина, Толстого и многих других классиков на языке исконно русской орфографии. Что же говорить о тех, кто не является носителями русского языка? С какими трудностями в изучении современного русского языка как иностранного сталкиваются студенты в наши дни?

Сегодня известно, что люди учат иностранный язык с опорой на родной язык, что безусловно препятствует усвоению. При изучении русского языка отрицательное влияние родного языка (к примеру, английского) приводит к трудностям с падежной системой русского языка. Что же касается правописания, то давно замечено, что при обучении письменной речи студентов целенаправленно обучают только графике и записи при этом редко обращая внимание на орфографию.10 Как отмечала Галина Рожкова – профессор МГУ, стоявшая у истоков формирования направления преподавания русского языка как иностранного, орфографию иностранные учащиеся усваивают, «воспринимая русский язык и со слуха, и через книги, а потому они прочно запоминают написание слов и не делают большого количества орфографических ошибок, типичных для русских школьников».11 На практике же молчаливо предполагается, что преподаватель лишь исправляет орфографические ошибки студента, если они будут допущены. Такое положение вещей объясняется двумя причинам:

  • отсутствием реального времени, которое должно выделяться на специальное обучение русской орфографии;

  • неразработанностью методики преподавания русской орфографии иностранным учащимся.

         Отношение современной методики преподавания русского языка как иностранного к орфографии настолько неопределенно, что ситуация может быть охарактеризована по меньшей мере как странная. В Государственном образовательном стандарте по русскому языку как иностранному12 и в Программах по русскому языку для студентов-иностранцев только упоминается об изучении орфографии. Поэтому на общем фоне большого количества исследований самых разнообразных аспектов преподавания русского языка как иностранного можно с уверенностью сказать лишь о некоторых «намеках» на вопросы орфографии, и то, начиная лишь с 80-х годов прошлого века.13

           Таким образом, можно сделать вывод, что временной пласт в 60 лет с проведения реформы русской орфографии 1918 г, во время которого не было проведено достаточной исследовательской и методологической работы в преподавании современного русского языка как иностранного отодвинул популярность и доступность изучения русского языка, отдав первенство языкам для международного общения, таким как английский и французский. Главный парадокс заключается в том, что языки международного общения не подвергались реформам упрощения орфографии, что приводит к выводу о том, что последствия принятой большевиками реформы орфографии 1918 г. вместо упрощения повлекло за собой стагнацию в методологии преподавания и изучения современного русского языка для иностранцев. Это в свою очередь наводит на мысль о возможном затруднении процесса обучения иностранным языкам носителей русского языка. Однако, последствия принятия реформы орфографии 1918 г. на изучение иностранных языков носителями русского языка – тема отдельного исследования.

Статью подготовила А. Бикинеева

Список литературы и примечания

Книги, статьи, интернет-ресурсы

  1. Белосоколов, А. Буква Ять. Руководство к употреблению этой буквы в письме. СПб.: Тип. Х. Гинце, 1847. Грав. фронт., 128 с.

  2. Бунин И.А. Жизнь Арсеньева. Окаянные дни. М.: АСТ: ЛЮКС, 2005.

  3. Википедия. «Русская дореформенная орфография» // Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki/Русская_дореформенная_орфография.

  4. Виницкий С. Введение в дореформенную орфографию // Режим доступа: http://slovnik.narod.ru/old/pravila/01.html

  5. Государственный образовательный стандарт. Базовый уровень. Общее владение / Иванова Т.А. и др. М. СПб.: Златоуст, 1999. 22 с.

  6. Государственный образовательный стандарт. Элементарный уровень. Общее владение / Иванова Т.А. и др. М. — СПб.: Златоуст, 1999. 20 с.

  7. Григорьева Т.М. Русский язык: Орфоэпия. Графика. Орфография. История и современность.: Учеб. пособие для студ. филол. фак. высш. учеб. заведений. М.: Изд. центр «Академия», 2004а.

  8. Григорьева Т.М. Три века русской орфографии (XVIII-XX вв). М.: Элпис, 2004 г.

  9. Земская Е.А. Язык русского зарубежья: два полюса // Язык. Культура. Гуманитарное знание. М., 1999.

  10. Каверина В.В, Лещенко Е.В. Статья «Буква «ЯТЬ» как идеологема российского дискурса на рубеже XIX-XX ВВ.» // Вопросы когнитивной лингвистики 2008 г.№ 3 (016) с.117-124

  11. Ильин И.А. О русском правописании // Наши задачи. Парижъ, 1956. Т. (Цит. по: http://www.speakrus.ru)

  12. Рожкова Г.И. Методика преподавания русского языка как иностранного: спецкурс. Иркутск: 1973. 155 с.

  13. Шарандин А.Л. Проблемы русской фонетики, графики и орфографии. Тамбов: Изд-во ТГУ ми. Г.Р. Державина, 2006. Ширяев Б. Буква ять и мумии // Наша страна. 1952. № 169. (Цит. по: http://www.monarchist-spb.ru).

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Как интересно! Знала про ять, но никогда не заморачивалась тем, чтобы понять, для чего она была нужна. Вы привели тонкие примеры, где видно, насколько, при всей кажущейся малости значимости этой буквы, меняется суть выражений.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here